16:13
16.04.2024
Вторник
Пленные японцы: кому выгодно поддерживать миф об их истреблении в СССР
25.08.23 8:00
119

Более 60 лет прошло с того дня, когда последний японский военнопленный вернулся на родную землю. Все это время японская, да и западная историография продолжают раскручивать тему о планомерном уничтожении японских военнопленных советской пенитенциарной системой.

С легкой (или наоборот «тяжелой») руки американского историка Уильяма Ф. Ниммо в научное пространство была вброшена совершенно нереальная цифра погибших в советском плену японцев:

— 254 000 погибших и 93 000 пропавших без вести, итого – 347 000 человек.

По сути, Советскому Союзу вменили в вину уничтожение половины Квантунской армии включая подчиненные ей армии Маньчжоу-Го, Мэнцзяна и Суйюаньской армейской группы, которые все вместе насчитывали 713 тысяч человек.

Интересно, сами западные и японские историки верят в эти фантастические цифры, когда выдают их в своих якобы научных статьях? 

Самое интересное, что более 60 лет назад Советский Союз рассекретил и опубликовал полные данные о численности японских военнопленных, не исключая и число погибших. Но их почему-то в расчет не принимаютпринимают. Может быть, потому что они полностью развенчивают те «сказки», что продолжают клепать на Западе об ужасах советского плена?

Итак, в 1956 году был предан гласности документ Министерства внутренних дел СССР, который хранился в Государственном архиве РСФСР — «Справка о количестве военнопленных бывшей японской армии, взятых в плен советскими войсками в 1945 году».

Он был не только предан огласке, его передали Японии накануне подписания советско-японской совместной декларации о восстановлении дипломатических и консульских отношений.

В этом документе была зафиксирована точная и нигде не публиковавшаяся цифра взятых в плен военнослужащих Квантунской  армии — 639 776 человек!

Из них: — 609 448 японцев, 15 934 китайцев, 10 206 корейцев, 3 633 монголов, 486 маньчжурцев, 58 русских, 11 малайцев. 

В числе военнопленных японцев числилось:

— 163 генерала;

— 26 573 офицера;

— 582 712 унтер-офицеров и рядовых. 

Итого: 609 448 человек.

В этой же справке выведено точное число всех пленённых, репатриированных, умерших и оставшихся в СССР — 640 тысяч человек. 

Не скрыла советская сторона и число умерших в плену японцев:

— 61 855 человек, в том числе 31 генерал и 607 офицеров.

 

В «Справке о количестве военнопленных бывшей японской армии, взятых в плен советскими войсками в 1945 году» специально оговаривалось, что на военнопленных японцев, репатриированных непосредственно на фронтах, до завоза на территорию СССР, а также на умерших на фронтовых сборных пунктах, МВД СССР персональными списками не располагает. 

Такие данные опубликованы в «Военно-историческом журнале» № 3 за 1991 год: 

— 65 245 человек, из которых передано местным властям 40 239 человек и отпущено по домам 25 006 человек.

Из справки известно, что 1 046 японцев погибли при побегах, несчастных случаях и покончили жизнь самоубийством.

23 августа 1945 года Государственный комитет обороны СССР постановил отправить около 500 тысяч японских пленных в Приморский, Хабаровский и Алтайский края, Читинскую и Иркутскую области, Бурят-Монгольскую АССР, Узбекскую ССР.

Надо отметить, отношение гражданского населения к японским военнопленным было в целом доброжелательным. Причина в том, что японцы не воевали и не зверствовали на территории СССР, в отличие от немцев, а потому и причин для злобы не было. Наоборот, японцев жалели, подкармливали, а зимой пускали греться к себе в дома, угощали горячим чаем. На Руси всегда жалели слабых и униженных, а японцы в глазах простых жителей Дальнего Востока и других регионов выглядели именно так.

Хотя многие привычки японцев русских удивляли. Так жителей советских городов и сел поначалу шокировала привычка японцев принимать водные процедуры на виду у всех прохожих. Дело в том, что стремление к чистоте в японцах намного сильнее стыда. Да и в культуре этого народа не принято стесняться обнаженного тела.

Однако, через некоторое, увидев негативную реакцию жителей СССР, японцы перестали так строго следовать своим национальным традициям в сфере гигиены. 

К удивлению сотрудников НКВД, отвечавших за продовольственное обеспечение военнопленных, японцы не ели хлеб, а если быть точнее – вообще не знали что это такое. Основной пищей японцев был рис и снабженцам пришлось изрядно поломать голову над рационом питания японских пленных. 

Несмотря на все сложности того времени, ежедневный паек каждого японца должен был состоять из 300 гр. хлеба, такого же количества риса, а также мяса, рыбы и овощей, но зачастую продукты попросту разворовывались еще на железной дороге и руководству лагерей часто нечем было кормить пленных. Впрочем, после войны в СССР голодали многие.

На Западе часто пишут о том, что японских военнопленных специально морили голодом и они умирали тысячами (а откуда иначе появилась цифра в 347 тысяч погибших, должны же были они от чего то умереть?), но голодных смертей среди японцев было совсем немного, они чаще гибли от холода. Причем большая часть таких смертей была зарегистрирована в первую зиму 1945-1946 годов, потому как быт в лагерях не был налажен, а японцы не привыкли к низким температурам – они выросли в совсем другом климате.

Но даже несмотря на тяжелые условия плена, не все японские военнопленные хотели вернуться на родину. В основном, от возвращения отказывались выжившие пилоты-камикадзе, которые должны были погибнуть во имя Японии, а также представители старшего и среднего офицерского звена, не совершившие харакири. Эти люди опасались, что в Японии их ждут позор, бесчестие и суд. 

Кто-то из японских военных принял советское гражданство, кто-то смог сбежать по пути на родину и затеряться в Сибири. Сколько из них остались в СССР, точно не известно.

Были у японцев и другие причины для того, чтобы остаться в Советском Союзе — между японцами и советскими девушками возникали глубокие чувства, рождались дети, но многим парам затем пришлось расстаться. 

Сегодня на Дальнем Востоке живёт много людей русско-японского происхождения. В 80-90-е годы бывшие пленные получили возможность посетить Дальний Восток, встретились со своими детьми и, если удалось, с гражданскими женами. 

Вообще, 80-е годы прошлого века стали временем максимального потепления отношений между СССР и Японией. В те годы японские общественные организации получили возможность посетить Советский Союз и вывезти останки умерших соплеменников.

Так, в период 80—90-х годов были вывезены и перезахоронены на родине останки военнопленных, похороненных в Читинской области. В память о них на братской могиле японских интервентов, находящейся на Старом читинском кладбище, в 1989 году был установлен памятник «Мир и согласие на вечные времена» и разбит парк.

Подобные памятные обелиски также находятся на Петропавловском кладбище в г. Елабуга в Республике Татарстан, в Хабаровске и во многих других районах Дальневосточного Федерального округа. Захоронения японских солдат регулярно посещаются официальными делегациями и родственниками умерших.

Однако, через некоторое, увидев негативную реакцию жителей СССР, японцы перестали так строго следовать своим национальным традициям в сфере гигиены. 

К удивлению сотрудников НКВД, отвечавших за продовольственное обеспечение военнопленных, японцы не ели хлеб, а если быть точнее – вообще не знали что это такое. Основной пищей японцев был рис и снабженцам пришлось изрядно поломать голову над рационом питания японских пленных. 

Несмотря на все сложности того времени, ежедневный паек каждого японца должен был состоять из 300 гр. хлеба, такого же количества риса, а также мяса, рыбы и овощей, но зачастую продукты попросту разворовывались еще на железной дороге и руководству лагерей часто нечем было кормить пленных. Впрочем, после войны в СССР голодали многие.

На Западе часто пишут о том, что японских военнопленных специально морили голодом и они умирали тысячами (а откуда иначе появилась цифра в 347 тысяч погибших, должны же были они от чего то умереть?), но голодных смертей среди японцев было совсем немного, они чаще гибли от холода. Причем большая часть таких смертей была зарегистрирована в первую зиму 1945-1946 годов, потому как быт в лагерях не был налажен, а японцы не привыкли к низким температурам – они выросли в совсем другом климате.

Но даже несмотря на тяжелые условия плена, не все японские военнопленные хотели вернуться на родину. В основном, от возвращения отказывались выжившие пилоты-камикадзе, которые должны были погибнуть во имя Японии, а также представители старшего и среднего офицерского звена, не совершившие харакири. Эти люди опасались, что в Японии их ждут позор, бесчестие и суд. 

Кто-то из японских военных принял советское гражданство, кто-то смог сбежать по пути на родину и затеряться в Сибири. Сколько из них остались в СССР, точно не известно.

Были у японцев и другие причины для того, чтобы остаться в Советском Союзе — между японцами и советскими девушками возникали глубокие чувства, рождались дети, но многим парам затем пришлось расстаться. 

Сегодня на Дальнем Востоке живёт много людей русско-японского происхождения. В 80-90-е годы бывшие пленные получили возможность посетить Дальний Восток, встретились со своими детьми и, если удалось, с гражданскими женами. 

Вообще, 80-е годы прошлого века стали временем максимального потепления отношений между СССР и Японией. В те годы японские общественные организации получили возможность посетить Советский Союз и вывезти останки умерших соплеменников.

Так, в период 80—90-х годов были вывезены и перезахоронены на родине останки военнопленных, похороненных в Читинской области. В память о них на братской могиле японских интервентов, находящейся на Старом читинском кладбище, в 1989 году был установлен памятник «Мир и согласие на вечные времена» и разбит парк.

Подобные памятные обелиски также находятся на Петропавловском кладбище в г. Елабуга в Республике Татарстан, в Хабаровске и во многих других районах Дальневосточного Федерального округа. Захоронения японских солдат регулярно посещаются официальными делегациями и родственниками умерших.

Поделиться новостью:
Поделиться новостью:
© 2023, «Восточное время». Все права защищены.
Разработка сайта Zab-Net