07:18
26.06.2024
Среда
Ох, не в ту сторону бежим, совсем не в ту!

Похоже, феминизм добрался и до Читы.

На одном из информационных порталов Читы на днях появилось сообщение забеге для девушек «Свети ярче». Если верить организатору, а им выступает отдел корпоративных программ Быстринского ГОКа, это будет социально значимое мероприятие и «часть средств, собранных в ходе забега, направят в поддержку некоего проекта, который окажет помощь женщинам в трудных жизненных ситуациях».

Но прежде чем говорить о самом мероприятии, его целях и организаторах, хочется спросить: а что такое «классный мерч», обещанный участницам и «event-зона» для болельщиков? По-русски разве сложно было написать?

Перефразируя героя фильма «Иван Васильевич меняет профессию» хочется кричать во всю Ивановскую:

«И они ещё борются за почётное звание дома высокой культуры быта и чистоту русского языка!»

Но да бог с ним с этим мерчем, «нам ваши дочки ваши мерчи и даром не надь и с деньгами не надь», что там с забегом?

Оказывается, организатор поставил своей целью «проведение в Чите первого в истории женского марафона,

который станет отправной точкой для создания женского

марафонского сообщества».

Позвольте, но раз речь идет о марафоне, почему дистанция в 42 км 195 м отсутствует в программе забега «Свети ярче», а есть только 1, 5 и 10 км?

Дальше больше…

Из красочного pdf-файла, разосланного организатором потенциальным рекламодателям, узнаем, что идея марафона в Чите появилась не просто так, а потому что (далее дословно):

«40 лет назад женщинам нельзя было бегать марафоны. Считалось, что они не способны преодолеть 42 километра. Но девушки всё равно участвовали в марафонах — тайно или со скандалами. Катрин Швитцер и Бобби Гибб одни из первых доказали спортивным чиновникам, что имеют право на бег».

И вот тут выясняется, что организатор (или организаторы) мало того, что с арифметикой плохо дружат, так еще и с историей не в ладах.

— женщины были официально допущены к марафонским забегам в 1972 году и произошло это на Бостонском марафоне.

Имена Катрин Швитцер и Бобби Гибб стали широко известны также после Бостонского марафона.

Сначала Гибб в 1966 году (67 лет назад) пробежала его, но сделала это нелегально: выскочила из кустов на старте и влилась в поток мужчин-бегунов. Ее, кстати, с дистанции никто не выталкивал, а мужчины даже прикрывали ее, чтобы организаторы не сняли с забега. Значит, не все мужики сво…?

Более того, на финише бегунью встречал не абы кто, а губернатор Массачусетса, чтобы лично пожать спортсменке руку. Бобби пробежала 42 км 195 м за 3 часа 21 минуту.

А вот с Катрин Швитцер в 1967 году действительно произошла не совсем красивая история. На Бостонский марафон она зарегистрировалась и даже стартовала, но по ходу дистанции ее попытался увести с дистанции один из организаторов, но Швитцер отбили коллеги-марафонцы и она смогла завершить дистанцию.

Инцидент попал в объективы фотокамер и моментально получил мировую известность. Заговорили о марафоне, о беге и о не допуске женщин к этим соревнованиям.

В то время причина не допуска женщин к марафонам была проста – медики и чиновники в спортивных федерациях считали, что марафонская дистанция для женщин будет крайне опасной для здоровья. Она и для мужчин то считается одной из самых тяжелых и за более чем 100 лет существования были зарегистрированы и смертельные случаи на дистанции.

Иными словами, организаторы марафонов попросту боялись допускать к забегам женщин. А если на дистанции произойдет несчастный случай? Отвечать придется организатором, поэтому рисковать никто не хотел… кроме женщин.

Похоже, феминизм добрался и до Читы.  На одном из информационных порталов Читы на днях появилось сообщение забеге для девушек «Свети ярче».-2

Но в наши дни никаких ограничений на длину забега для женщин не существует. Они бегают все дистанции, начиная со 100 метров и кончая супермарафонами на 100 и более километров. Главное — предоставь справку о здоровье и беги от старта хоть… до завтра!

Поэтому посыл организаторов забега «Свети ярче», что женщинам запрещают бегать марафоны, не совсем понятен. Может быть, им в Чите запрещают бегать марафоны, раз появилась идея именно в нашем городе провести первый женский марафон? Но и этот момент никак не уточняется. А как говорят старожилы забегов на длинные дистанции из Забайкалья, лучшей половине человечества никогда не запрещали бегать марафон. Более того, всячески поощряли.

Сегодня уже сами женщины начинают протестовать против увеличения километража дистанций до мужских.

Например, ожесточенные споры вызвало недавнее решение Международной федерации лыжного спорта, которая уравняла мужские и женские дистанции. Теперь вместо 10, 15 и 30 км у женщин и 15, 30 и 50 км у мужчин будет единый формат — 10, 20 и 50 км.

Тут у многих представительниц женского спортивного сообщества особое беспокойство вызывает лыжный марафон 50 км. Одно дело бежать такую дистанцию на тренировке и совсем другое на официальных соревнованиях.

Не удивительно, что на первых официальных стартах, где значилась дистанция в 50 км, многие женщины по разным причинам снялись с соревнований. Это не говорит о том, что женщина не сможет пробежать «полтинник», но это реально тяжело.

Но, думаю, скоро все устаканится и в лыжах, как в свое время это произошло с легкой атлетикой. Лыжная федерация увеличит призовые для дистанции в 50 км и женщины побегут по лыжне дружною гурьбой.

Как видите, проблема, что женщин не допускают к каким-то забегам или к соревнованиям, мягко говоря, высосана из пальца.

Тем более, вызывает удивление, что вся эта история с бостонскими марафонами, с американскими бегуньями Швитцер и Гибб, которые бегали более 50 лет назад, приплетена к российским «женщинам в трудных жизненных ситуациях». Вы видите здесь взаимосвязь? Вот и мы ее не видим.

Но если организаторам так захотелось пошуметь по поводу того, что кого-то куда-то не допускают, то почему бы не заявить целью забега следующий факт: с 2015 года российские легкоатлетки, в том числе и бегуньи, не имеют права выступать на международных соревнованиях. Их фактически вычеркнули из мирового спорта.

Это разве не актуально?

Во всяком случае, за это можно и нужно бороться, поскольку в данном случае на кону стоит престиж России и ее спортсменов, а не двух малоизвестных бегуний-американок.

За такие цели – за возвращение российских спортсменов на международные соревнования – на старт вышли бы и мужчины.

И, кстати, вопрос к организаторам. Раз уже вы говорите о равноправии женщин в правах с мужчинами, то почему мужчин к забегу не допускаете? Дискриминация какая-то получается!

Кстати, часть средств от забега организаторы планируют отправить на счёт благотворительного фонда «Ты не одна». Его сооснователь Алёна Попова признана Минюстом РФ иноагентом.

И последнее, согласитесь, что после прочтения, возникает вполне резонно и ещё один вопрос. Нужны ли нам такие » женские» забеги, и не является ли это очередным шагом к попытке «демократизации» российского общества на западный манер.

Как минимум, подобные мероприятия идут в разрез с указом президента России, в котором утверждены Основы государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей.

Поделиться новостью:
Поделиться новостью:
© 2023, «Восточное время». Все права защищены.
Разработка сайта Zab-Net